Быт и занятия

Жизнь вепсского крестьянина в основном протекала в рамках сельской общины. Община занималась распределением и уравнительным переделом земель, выполнением совместных строительных, ремонтных, сельскохозяйственных работ, наймом на работу и т.д. Во владении общины находились леса, сенокосные и рыболовные угодья. Община избирала на сходе старост, сборщиков налогов, разрешала споры между крестьянами, оказывала помощь малоимущим и вдовам. Община-погост имела свой приход, праздник или кладбище. Большие семьи из трех-четырех поколений сохранялись у вепсов до середины 1930-х гг.

Основным занятием вепсов было земледелие. Выращивали ячмень, рожь, овёс, в небольших объёмах пшеницу. Из технических культур – лён, хмель, из овощных – репу. Позднее стали сажать лук, брюкву, редьку, капусту, морковь, картофель. Земледелие у вепсов велось подсечно-огневым способом. Основные орудия земледельца: топор, косарь, мотыга, соха, борона-суковатка. Вепсам был известен один из старейших приёмов подготовки лесных участков для подсеки.

Животноводство играло подсобную роль. Оно сдерживалось отсутствием кормов из-за недостатка сенокосных угодий. Разводили коров, лошадей, овец. В среднем хозяйстве обязательно имелась лошадь, 2–3 коровы, овцы. В крепких хозяйствах северных вепсов держали 4–6 лошадей с выездной парой, 12 коров, стадо овец. В деревнях оятских вепсов (Пелдуши, Бахарево) в конце XIX в. разведение племенного скота, его закупка в близлежащих деревнях и отгон для продажи в Петербург стало особым промыслом и давало населению значительные доходы.

Множество озер и рек на территории вепсского края способствовало повсеместному появлению и развитию рыболовства. В случае неурожая или падежа скота оно существенно помогало жителям избежать голода. Подавляющая часть мужского населения была заядлыми рыбаками и добывала рыбу для собственных нужд в свободное от сельскохозяйственных работ время. Для ловли рыбы использовались разнообразные орудия: неводы (not), плавные и ставные сети (verk), мережи (merež), морды (merd). Порода вылавливаемых рыб зависела от водоема. В лесных озерах ловили окуня, щуку, плотву. Мужчины ловили рыбу, женщины вязали сети. Прионежские вепсы издавна вывозили рыбу для продажи в Санкт-Петербург и Петрозаводск. Исследование рыболовства в Онежском озере в 1895 и 1915 гг. показало, что ловлей рыбы в вепсских деревнях занимались более трети хозяйств.

Охота также древнейшее занятие вепсов, однако ее характер и значение в хозяйстве менялись в различные исторические периоды. В каждом вепсском поселении проживало по 2—3 профессиональных охотника. Древнейшим занятием вепсов была охота на зайца, белку, лисицу, выдру, норку, горностая, волка, медведя, лося, барсука, рысь; на промысловых птиц – тетерева, глухаря, рябчика, куропатку, утку. Во второй половине XIX вв. большую известность приобрели охотники-медвежатники из Шимозерья. Среди вепсских охотников существовал также обычай коллективного раздела добычи. Встречавшиеся в лесу охотники обязаны были делить добычу поровну, хотя одному из них удавалось убить медведя, а другому – «какую-либо пернатую тварь».

Особую известность на северо-западе имели вепсские камнетёсы из Прионежья (Республика Карелитя). Они добывали строительный и облицовочный камень и обтесывали его вручную. Вепсским каменотёсам поручалась особо ответственная работа. В 1847 г. они отполировали 27 блоков из шокшинского кварцита для сооружения саркофага для императора Наполеона I. В XIX веке камнедобыча и камнеобработка в Прионежье являлись практически основным занятием вепсских мужчин. В 1856 г. по данным статистики в вепсском краю насчитывалось 925 каменотёсов, в 1910 г. около 2000 человек. Исторически сложилось, что малиновый камень предназначался для украшения наиболее величественных зданий Москвы и Санкт–Петербурга. Отходничество у прионежских вепсов привело к необычному для селян образу жизни. Отмечали, что в вепсских деревнях «с ранней весны до поздней осени отсутствует почти всё мужское население: оно уходит на каменотёсные промыслы. … И начинается странная картина. Все полевые и домашние работы выполняются женским трудом. Женщина идёт за сохой, она сеет, она ставит изгороди, она косит сено и мечет стога».