Вепсские Духи-хозяева разделяются на две группы - окружающей среды и домашние.

Самым известным среди духов-хозяев у вепсов был хозяин леса – meсižand. Он живет с женой – mecanak, mecanemag, а иногда и с детьми. «Mit mecha, muga i mecaspää/Как к лесу, так и от леса». Чаще всего хозяина леса описывают как высокого мужчину, одетого в балахон, с запахом налево, подпоясанного красным кушаком. Находясь в лесу, чтобы не рассердить «хозяина», нельзя было ругаться, разорять птичьи гнёзда, муравейники, без надобности рубить деревья и кустарники. На провинившихся он напускал болезнь, по его воле человек мог «попасть на дурной след» и заблудиться. Особые взаимоотношения устанавливались между хозяином леса и пастухом.

В озере «хозяйничал» водяной – vedenižand (vedehiine, vedenuk) и его жена – хозяйка воды (vedenemag). Водяной более опасен, чем хозяин леса. Может опрокинуть лодку, утопить людей. До и после ловли рыбы его угощают – опускают в воду яйцо, пироги, табак, льют вино. Как и в лесу, находясь «на воде», запрещалось сквернословить, плеваться, бросать мусор и камни в воду. Нарушение запретов водяной наказывал кожной болезнью, чтобы от неё вылечиться, надо было вернуться к водоёму и просить у водяника прощения.

У вепсов почитались и духи-хозяева огня (lämoin ižand, lämoin emag). Чтобы предотвратить пожар или болезни, нельзя было осквернять огонь – плевать в огонь, затаптывать его ногами и т. д. При пожарах духов огня задабривали – бросали в огонь яйцо, обращались с просьбой о прекращении огня. В то же время огонь и дым использовались вепсами как очистительное средство. Пользоваться в таких случаях было предпочтительно огнём, добытым трением. Сообщалось, что в конце ХIX в. продолжающаяся семь лет в д. Корвала эпидемия холеры прекратилась после обхода деревни с «деревянным» огнём.

Духом домашнего очага считали запечного мужика – päčil’ne, päčinrahkoi. Представления о запечном мужике  часто сливались с образом домового. При переходе в новый дом запечного мужика следовало взять с собой. Хозяйка, обращаясь к нему с такой просьбой, совершала специальный ритуал его переноса на новое место жительства – в горшке с горящими углями или в лапте с горячей золой, где находился тлеющий уголёк. В дом тут же бросали огненно-рыжего петуха. Крик петуха означал, что запечный мужик согласен жить в новом доме.

По поверьям вепсов, кроме запечного мужика в доме обитают и другие хозяева. Главными среди домашних духов является домовой избы и его жена (pertinižand и pertinemag). В подполье также есть хозяин и хозяйка (karzinižand и karzinemag). Менее благожелательны к людям хозяин двора (tanazkodinik, tanazižandaine) и его жена – хозяйка хлева (läväemаg). 

В отдельно стоящих постройках на усадьбе тоже есть хозяева. В риге – ригачник (riganik, rigibukoi, riganižand, riheuk) и бане – баенник (kül’bet’ižand) с женой (kül’bet’emag, kül’bet’baboi). С баенником надо было обращаться уважительно. Перед мытьём попросить разрешения, после поблагодарить. В противном случае он может наслать кожные болезни. В бане запрещено мыться после полуночи. Отмечают, что домашние духи были более благосклонны к людям, чем обитающие за пределами дома. В то же время степень вредоносности домашних духов повышалась по мере удаления от избы.